Category: наука

Category was added automatically. Read all entries about "наука".

...

Собственно; все началось с предложения моего давнего друга, очень приличной девушки, доктора наук если что, назову ее Аня, в силу того что описанные здесь события могут повредить ее научной карьере.
Она была приглашена на научный симпозиум в Брюссель и могла захватить с собой двух спутников, цена на билеты туда-сюда, при таком раскладе, была просто смешной.
Я свистнул еще одного своего старого друга, назову его Игорь, ибо все ниже написанное может ему вообще повредить и мы конечно c радостью согласились.
Посмотреть на столицу такого дур-дома как Евросоюз, выпить настоящего бельгийского бочкового пива - кто же откажется?
Я в общем очень редко бываю пьяный, а еще реже записываю что-то в этом состоянии, но сейчас именно такой случай, так что не судите строго - могу сказать лишнего, впрочем, более лишнего чем произошло, уже и не скажешь.
Дело даже не в том, что до Бельгии мы добрались почти без приключений, если не считать того, что Игорь чуть не опоздал на самолет и Аня очень нервничала, впрочем еще и потому что забыла дома все свои визитки. А тут еще и посадка заканчивается, а Игоря все нет. Но я сказал что Игорь - олень и через минуту мы увидели мчащегося во все лопатки по залу друга, который как и всякий опаздывающий винил в этом всех, кроме себя. Главное-же событие дня заключается в том, что после культурной программы по осмотру достопримечатльностей Брюсселя, мы похрюкивая от предвкушения, зашли в знаменитый пивной бар "Делириум", в огромных подвалах которого содержится более трех тысяч (!) наименований пива и не только бельгийского, а вообще, какое на свете есть, даже "Балтика" всех сортов.
А надо сказать, пиво, как и хороший трубочный табак, это именно та область знаний в которой я дока. Ну, достаточно сказать что одних только наименований пива я перепробовал более пятисот, потом просто перестал считать.
Но, как говорится, повысить свой уровень мастер никогда не откажется, чем я в баре и стал усиленно заниматься.
Делалось это так - я заказывал пиво, пробовал, морщился и отодвигал в сторону. Его тут же подхватывала Аня, делала пару глотков и пододвигала кружку Игорю, который с удовольствием допивал все до дна.
Пива было много, очень много, хорошего и разного, проблема была лишь в одном - мне не нравилось ни одно.
Вообще, бельгийское пиво вполне заслуженно имеет свою добрую славу, но на мой личный вкус в нем есть два существенных недостатка - оно слишком крепкое, в среднем не менее 7-8 градусов, а это кроме всего прочего, существенно портит его вкус, а во вторых, бельгийские пивовары традиционно любят насовать в сусло разных фруктов, от вишни до апельсиновой цедры и в результате получается вообще фиг знает что, не то сброженный компот, не то пивную кружку земляничным мылом помыли.
Я это к тому говорю, что ряд быстро пустеющих стаканов, идущих по нашему конвееру, стремительно рос и мы все трое так же стремительно и незаметно теряли вменяемость.
Я понял что несколько перебрал, когда стал воинственно оглядывать посетителей, дело в том что у меня вдруг сильно зачесалось лицо и появилось идиотское желание чтобы кто-нибудь по нему крепко врезал кулаком. Ну, а потом, типо, наше дело будет правое, мы победим.
Аня из нас троих напивасилась больше всех, ее женское нутро плохо понимало, что с ним делает этот грубый напиток и ее относительно, но спасло только то, что она спохватилась что ей еще работать и она опаздывает на симпозиум...
Самым трезвым оставался Игорь, хотя все ништяки собирал именно он, сказывалось пролетарское прошлое. Впрочем, когда мы все таки дошли до кафе где была хоть какая-то еда, он тихо уснул на столе, пока я сжирал всю жаренную картошку в заведении, в надежде протрезвится, ибо в таком виде в самолет можно попасть только с криком - "Дайте порулить!"
Я честно говоря не помню где мы болтались с Игорем, хорошо что насладиться красотами Брюсселя мы успели раньше, а то бы обидно было, пьяному вообще все равно где праздновать жизнь.
Помню, мы зачем-то искали табачный киоск, хотя оба не курим, но каким-то образом попали в бельгийский садо-мазо секс-шоп, помню наш диалог.
- Макс, а зачем это все...
- Ну как зачем, вот женишься ты на девушке, а она - хоп! И реальная маза. Что ты будешь делать тогда? Ты ж мужик, должен все уметь.
- Ну, смотреть на это вот все, страшно. А что такое маза?
- Это когда женщина любит когда ее, типо, мучают. Если до этого дойдет, надо быть очень осторожным - видишь, плети какие, тяжелые, но мягкие.
- Кошмар, а стоят сколько, блин, может просто в печень дать?
Потом мы долго стояли перед памятником Дон Кихоту и Санчо Пансо и почему-то веселились над тем, что на голову Санчо села дикая голубка. Потом я вежливо раскланялся с полицейским, вооруженным автоматом. Он не стал стрелять и так же вежливо ответил.
Потом мы встретили Аню, которая ушла с симпозиума и разгуливала по центру Брюсселя - грудь на перевес, в поисках нас, с пивной кружкой в руке, гордо заявив что она ее только что украла.
На вопрос как прошел научный симпозиум, Аня ответила что явилась туда опоздав и пинком открыв дверь, торжествующе сказала - "А вот и я!" и что теперь будет она не знает, впрочем ей все равно.
Я сказал что все-таки хорошо, что она не взяла визиток и допив краденное пиво мы погрузились в такси, которое и домчало нас обратно в аэропорт.
Весь полет ржали и пугали пассажиров. Хорошо что нас, по дороге, не высадили.
Ложусь спать.
На сегодня хватит. Что еще вспомню, допишу завтра.

...

Опять отснялся для рекламы. Я был по пояс голый самурай. Уж и не знаю даже, куда попадают эти фото. Надеюсь что не в журналы для геев. В Гамбурге постоянно звали работать натурщиком, в разные рисовальные академии, только я фыркал. Хотя деньги неплохие, пятьдесят евро за два часа позора. Разве что для школы мультипликаторов попозировал, мне было интересно.
А в рекламе прикольно, почти как в кино.
Хорошая работа такая, сидишь в фб пока выставляют свет, ржешь в телефон, пока отлаживают апаратуру и натягивают фон.
А потом пустили дым как из электронной сигареты и я стал принимать пафосные позы с самурайским мечом и стойки вин-чун.
Так встал, потом вот так. И все. Просто.
Правда надо пять раз в неделю в спортзале херачить. Ну и самураем быть, само собой.
Посмотрел фотки, ниче так. Старенький я только уже.

...

Последнее время часто встречаю молодую женщину в инвалидном кресле. У нее не работают легкие, на лице все время плексиглазовая маска и за спинкой передвижного, электронного кресла видимо баллоны с кислородом. Ей не больше тридцати, хорошо сложена, в кресле она ездит всегда закинув ногу за ногу, на ступни которых надеты изящные туфельки с пояском. Мне кажется нижняя часть тела у нее парализована, но ухоженна женщина словно модель на подиуме и в кресле сидит как на троне. Над жутковатой маской веселые, умные глаза. Сегодня я неожиданно выскочил из за стелажей в супермаркете и она чуть не наехала на меня своим креслом. Рассмеялись.
Надо будет обязательно с ней познакомится. Там явно есть чему поучиться.

...

Ливень упал на город так неожиданно и обильно, что казалось на небе кто-то долго сдерживался и наконец разразился бурными, некрасивыми рыданиями. А я стоял под козырьком магазина, без зонтика и куртки и лишь чуть смущенно улыбался, переглядываясь с рядом стоящими прохожими, такими же бедолагами, поверившими августовской теплыни. И я вдруг понял что и выражения лиц наших такое же, когда кто-то безутешно рыдает навзрыд, из за пустяка. И жаль, так что сердце разрывается и смешно немного, от того что знаешь что сейчас все пройдет и улыбнемся вместе.
Так и получилось, ливень уронил последние капли и тихо зажурчал ручьем вдоль дороги. Вот и все, вот и прошло.
Я вышел из укрытия и как всегда, подставил еще всхлипывающему и подрагивающему плечами дождю, ладонь.
Он хлопнул по ней парой тяжелых капель.

И еще я подумал, что со мной лучше дружить. Потому как если со мной ссорится, то разом поссоришься с дождем, с полнолунием, с моим любимым августом и последними числами мая.
Ни больше, ни меньше. Оно вам надо?
В моем теле молекулы туда-сюда, как мелкие мошки, без конца, капли дождевые в воздухе носятся, скоро листья вместе с ними полетят, а там и снег и вот уже и май не за горами. Все есть одна вибрация на свете.
Зачем вам с этим всем в диссонанс входить?
Не ссорьтесь со мной. И я с вами не буду. В вашем теле ведь тоже, молекулы - туда-сюда. Как дождь. Как снег. И в полнолуние тоже.
Давайте лучше будем счастливы.

И грусть моя легка...

Заметил что последние годы любые нападки, любые неприятности, повороты жизни которых лучше бы не было, встречаю без внутреннего позыва к обиде или тихого писка " за что?"
Мне не понравилось? Что-то пошло не так? - это не назло и не в наказание. Может быть и не в причинно- следственную связь, даже. Ну, чего такого натворил в своей жизни маленький, мокрый от росы тунгуский бурундук, что на него однажды такое ого-го с неба свалилось?
Просто всегда есть иная точка зрения. Другие интересы.
Были учтены они. Твои - в другой раз. А может и вовсе нет. Жизнь.
Зато когда отвалилось тебе счастья, кому-то недосталось. Ты место занял, а перед другими двери закрылись. Ты не виноват, просто так получилось, но ты и не победитель - не плюй свысока. Просто сегодня - ты. Вот проспишь, проленишься, протрусишь - винить некого. Не войдешь - войдет другой.

Уезжает друг сердечный Марианна навсегда, в солнечную Швейцарию. Из всего этого предложения только одно слово лишнее, угадайте какое. Угу. В том-то и дело. А все остальное правильно. Так бывает. Марианна больше не консул, оно ей нафиг не надо больше. Зато у нее есть любимый человек, ее муж, прекрасный Йенц. Вы думаете я преувеличиваю? В смысле - "прекрасный"? Знаете что, представьте парня старого европейского воспитания, под два метра ростом, доктора наук и второй дан по таэквондо, снимавшегося в фильме "Эквилибриум". Представили? Вот это Йенц и есть.
Чудесный парень, мы с ним задружились тоже.
Вот только...

...улыбаюсь, чекаюсь с ней пивом, желаю счастливого пути, обещаю в гости, "конечно, а как же, да вот сразу", а сам мрачно бурчу внутренним голосом: Плюнет там она на свои шикарные формы, станет домашней и пушистой, забросит рукопашку и полеты души.
Так ей и надо.
Потому что несколько земных лет, был у меня друг к которому я мог спокойно повернуться спиной. Которому мог рассказать - а он не выдаст, мог доверить, а он не попрекнет. Мог быть собой и мокрым и некрасивым, а он согреет, накормит, спасет. Мой друг, израильский солдат. А теперь он взял, вышел замуж и уехал. Вот так вот, с женщинами дружить. Даже с солдатами.
Потому что никто ни к кому потом не приезжает.
А если и приезжает, то оказывается что приехали не те и не к тем. Никто не собирается снова. Так устроена жизнь.
Потому, заставив замолчать свой внутренний голос, я сказал ей на прощание тоже, что сказали мне мои немецкие братья-байкеры, когда я уходил от них: "War die gute Zeit mit dir..."
1504045_668113656567130_2001435101_n

Будьте осторожны!

Ребята, официально заявляю что электронного варианта моей книги еще нет!
Все сайты предлагающие ее для скачки - мошеннические, как вот этот например http://books.megasfera.biz/hudozhestvennaya-literatura/sovremennaya-zarubezhnaya-literatura/203-maksim-chay-vyshibaya-dveri.html - ссылки ведут на вирус или выкачивание денег через СМС.

Будьте осторожны.

Теория струн

В человеческой душе, как в музыкальном инструменте, всегда определенное количество струн. У кого-то шестиструнка душа, у кого-то цыганская - семи. Кому повезло - двенадцать. А кому нет - у того домбра, из двух воловьих жил. У кого на мажор настроенно, а у кого грустное чаще выходит. А у третьего, кто на домбре, такво всем национальный колорит.
Раньше я играл полным аккордом, от грубого рыка до самой тонкой нити и ничего, гармонично получалось.
Однако со временем заметил - толстые, низкие струны, верхние глушат. Итак и эдак -не выходит как раньше.
Стал от грубого звучания уходить. От общения такого, ситуаций, людей. Если невозможно, спускаю многое теперь, хрупкокостным особенно - что мне с тобой тягаться, я тебя плевком убью. Выпендрился, ну ок, иди отсель, дурашка, мне струна дороже. Люди, как фактор, это пустяки.
Мыслей грубых сторонится, вот это самое сложное.
Не особо получалось сперва, да и сейчас не очень получается.
Зато тонкое звучит чище. И кажется становится слышен ультразвук.
Даже не так чтоб помолчали вместе и все ясно, чего говорить? Это только первая ступень.
Пообщались именно, чтоб. Обсудили, поспорили даже, посмеялись. Уж не знаю как это со стороны выглядит, шизики общаются, может так.
На работе, в ведении дел - средний регистр играет, привычный, автоматически по струнам бегаешь, неинтересно порой, но нужно.
С друзьями, там по-тоньше переливы.
И есть только пять человек в моей жизни с кем удается поговорить на ультразвуке. Волшебно это. А вот как именно, хрен его знает. Резонанс.
Это Марточка, ДВ, Рома "шиздуб" и художник Витя Бабанин.
С ними такие музыкальные фразы и гитарные рифы выходят, что и в слова не поймать.
Один чуть бровью качнул, другой улыбнулся вроде невпопад и все - сразу понятно что делаем вечером и чей Крым. Но я- же эксперементатор, слушаю их раздельно, а дай-ка думаю соберу их вместе, кто с друг с другом не знаком. И вот что интересно, Марточка с ДВ звучит, Витя с Ромой, а вот Марточка с Витей - не особенно и только иногда. ДВ с Ромой пока не знакомы, но это дело времени.
Но их пятеро, а я назвал четырех.
Пятый душевный гитарист-ультрозвуковик живет в Гамбурге, я стараюсь водить к нему в гости других гитаристов, а когда гостей у меня нет, сам захожу на огонек, позвучать на одной струне. Это хореограф Леонид Вильд, широкой публике малоизвестный, но звучит, собака, так, что пообщаешься с ним час и эхо потом весь день. Причем вроде ничего не сыграли особо сложного, так, побренчали о пустяках. Или просто уток на озере городском покормили на закате. Да разве это главное - о чем именно. Главное - струны какие звучат. И ведь так во всем.

Академик, самурай, миллионер и собака Наска.



Короткий фильм о том, как я провел это лето.
В кадре появляюсь ненадолго, так как только что проснулся, невыспался и стою в роли сумрачного самурая, поскольку не совсем понял где нахожусь - обещали приезти к морю, а привезли на аэродром.
Много писать обо всем этом действе не буду, скажу только что колесил на трейлере, больше похожим на космический корабль ( двухэтажный, с системой пробы грунта, с раздвигающимися стенами, интернетом и мягкой кожанной мебелью.) по Крыму, в компании художника онже Академик Хайдельбергской Академии искусств Витей, создателем и соответственно владельцем системы "Web-money" Андреем и художником -аквалеристом Воцмушем.
Помню импровизированный концерт, плящущего Бабанина и как я уснул прямо на плитах аэродрома, положив голову на прохладные женские коленки.

Да, и отдельно о собачке - дело в том, что именно с этого аэродрома Королев когда-то взял Белку и Стрелку из своры приаэродромных дворняжек. И это поколение живо до сих пор.
Витя как узнал об этом, сразу выпросил щенка (именно он бежит в кадре.)
Долго думали как его, вернее ее, назвать. Имя должно было быть женским, звучным и главное - космическим.
"Аэлита" - отпала, хоть и историческая, но дворняга, как- никак. "Валентина Терешкова" - тоже, слишком длинно.
Однако собачье дитя послушало нас и закрутившись, весело дало течь.
Так ее Витя НАС-ой и назвал.

Я - это?

Я не ассоциирую себя ни со своим возрастом, ни с национальностью, ни с одной из своих профессий.
Более того - не ассоциирую себя даже со своим телом.
Если честно - с характером и привычками тоже.
То есть если мне говорят - " ну как ты так, тебе же сорок лет уже!" или начинают хвалить корейскую кухню, чтобы сделать мне приятное, у меня какое-то тоскливое чувство появляется - вот, опять пытаются во что-то поймать, закрепить в образ. А образ этот, не я.
Когда нравлюсь или не нравлюсь людям, та же реакция - это вовсе не я, ни первый, ни второй. Тот что нравится - слишком хорош, тот что неприятен - снова мимо.

Я давно уже ассоциирую себя с одним - со сделанным.
Это получилось, это нет. Этого добился, ай молодец - кто еще так может как я? А за это лучше б вовсе не брался, лежит теперь куча дерьма - это я, тоже...
Могу и делаю и сделал - это я, не могу, ленюсь, не получилось - стыдно-ужасно-как жить.

И главная, самая дорогая самоиндефикация это то, что могу сделать только я. Только-только. Мы живем в своем уникальном сочетании ген, в невидимом шевелении миллиардов дыщащих клеток, по особому, один раз на свете и на все века - настрое нерв.
Из минуток бегущих одна к одной, из будничной, ежедневной загадки бытия, поцелуев руки и пощечин, выкристаллизовывается нечто единственное на земле.
И оно никогда не уйдет в землю.
Мне кажется, это и есть - мы.

Кукла Анна.

... Наш лектор-доцент, сухонький старичек, врач скорой помощи в прошлом, внес в лекционную несколько фонарей похожих на цветомузыку, две тяжелых колонки и наконец - тренажер искусственного дыхания, обнаженный торс молодой девушки.
Франк и Сержио, мои согруппники, тихо захихикали.
Доцент строго посмотрел на нас.
- Знакомьтесь, ее зовут Анна. Это был реальный человек. Эта девушка попала в автомобильную катастрофу. Она погибла от остановки сердца и если бы кто-нибудь сделал ей искусственное дыхание, она бы спаслась. Ее отец, норвежский врач, создал этот тренажер, придав ему черты своей дочери.
Доцент положил манекен прямо на пол, посередине зала.
- Теперь пошагово. Информацию даю сухо и просто, в стрессе вам некогда будет рассуждать.
Тело человека попавшего в беду, лежит на земле.
Ваши действия - первым делом, если есть телефон, вызываете скорую помощь.
Второй шаг - даете звуковой сигнал, кричите: "На помощь!"
Третий - опускаетесь на колени перед телом, пробуете привести человека в чувство. Наклоняетесь к его лицу, ухо приближаете к губам и находитесь в таком положении не менее десяти секунд, пытаясь уловить дыхание.
И только потом, зажав пальцами ноздри пострадавшему, начинаете делать искусственное дыхание. Два вдоха в легкие человека и тридцать секунд массажа сердца.
Доцент опустился на колени и ритмично, в ритме "Хеппи бездей," стал погружать сложенные горочкой ладони в грудь манекена.
- Вот, обратите внимание, главное ритмичность и погружение на 5-6 сантиметров.
Пользоваться дефибрилятором я научу вас в следующий раз, а сейчас - по очереди. Сейчас я раздам вам силиконовые маски, вы их наденете на манекен - у каждого из вас будет своя Анна. Не пугайтесь того что я сейчас сделаю -  будет создана обстановка.
Он опустил жалюзи, подошел к своему чемоданчику, щелкнул переключателями и... резко замигали лампочки пуская тревожный свет в наступившем полумраке, раздался звук битого стекла и скрежет металла. Зазвучала громкая, резкая, импульсивная музыка.
Кто-то засмеялся, кто-то вскрикнул.
На меня же вся эта фантасмагория, не произвела особого впечатления. Я все думал, скольким людям спасла жизнь эта неизвестная Анна...
Снова звук бьющегося стекла, снова тревожно бегают лучи по стенам.
И снова кто-то пытаеться спасти девушку, которая ушла еще в середине прошлого века.
Я вдруг понял ее отца. Уже почти сто лет, его дочь - дышит. Тогда, на норвежском шоссе не нашлось никого, кто бы мог ей помочь. И он сделал так, что тысячи людей теперь делятся с ней своим дыханием.
Дочь его до сих пор жива, ведь она действует, помогая спасать и теперь, чьих-то детей.
Я был последним в очереди, что-то удерживало меня. Но вот и я опустился на колени перед распростертым телом, поднял Анне голову, быстро надел ей новое лицо. Мне показалось, она чуть приоткрыла губы...

Collapse )