February 28th, 2014

Слесарь Иванов и его любовь.

А все таки, это лучшее что я написал за всю историю существования моего дневника.
Эти историй про слесаря Иванова, его друзей и его любовь. Слесарь как рыбка золотая, неожиданно вынырнул откуда-то из глубин моей души, стеснительно потоптался, покурил, нашептал мне тихим голосом четыре странные истории и так же незаметно ушел.
Больше не возвращался.
Поэтому соберу я эти истории сразу все, чтобы не затерять в архивах, опубликую под выходной день, чтобы прочли их только самые близкие, которые ходят сюда как в гости.
Должен сказать, что три истории были в открытом доступе, а вот четвертую я открою только сейчас.

"Слесарь Иванов и его любовь"
Иванов был слесарь, и с ним перестала встречатся его любимая женщина Света. В общем, ни первое ни второе для взрослого человека может и не быть взаимосвязанно и чем-либо из ряда вон. Даже Шекспир едва ли устроил бы из этого трагедию, но Иванов, однако, загрустил. И от того что слесарь и больше никем стать уже не успеет, ибо скоро сорок, и от того что любимая женщина ушла и безвозвратно. Так бывает.
На самом деле, те кто кричат - "догони!", "в ковер оберни!" намекая что каждый настоящий мужчина кавказец в душе, не учитывают одного обстоятельства. Молчаливого согласия удравшей невесты. То есть, если она удирая, на самом деле мечтает чтобы мужчина вскочил на коня, вдруг превратившись в помесь мушкетера с джигитом, тогда да. Беги, скачи, догоняй, если ты джигит. Ну, на крайний случай - Михаил Боярский.
А вот если из женского подсознания смущенно вылезает только слесарь Иванов, то пиши пропало.
Иванов, столкнувшись с суровой реальностью, честно пытался превратится в мушкетера Боярского. Но - тысяча чертей! Он застрял в первой серии. Лошадь его все время оставалась зеленой. Его постоянно избивали незнакомцы из Менга. Подвески, любимой, были не нужны. Да и какие подвески может украсть слесарь? А любимая была инженер-кораблестроитель.
Не то чтоб это было очень важно. Важно было как раз наоборот, то что Иванов - слесарь.
Любимая ушла. От нее осталось только несколько СМС в телефоне и подаренная ей Иванову на Новый год, маленькая ёлочка. В подарке было еще печенье, но печеньки он сьел.
И Иванов слег. Взял отгулы за свой счет на работе (слесарь он был не плохой, не пьющий и отгулы ему дали) и теперь слесарь целыми сутами лежал на полу в своей квартире и курил в потолок. Ему казалось, что он впал в анабиоз и бацилла любви в нем просто перемерзнет. Но любовь продолжала размножаться.
Тогда Иванов снял телефонную трубку и позвонил своей сестре, умной но жестокой девушке Римме.
- Ты мудак - посочувствовала ему сестра.
- Я знаю - равнодушно сказал Иванов
- Ты сам виноват - уточнила сестра.
- Конечно - вздохнул Иванов и повесил трубку.
Сестра перезвонила и сказала "Я тебя люблю".
Иванов полежал еще и позвонил своему школьному другу, бодрому шоферу Запорожко.
- Привет - сказал Иванов.
- Здорово! - крикнул Запорожко через шум мотора и радостно бибикнул. Он энергично работал шофером, пока Иванов лежал на полу слесарем.
- От меня ушла Света...
- Хо! Смотрите-ка на него! - торжествующе гикнул шофер Запорожко - Подумаешь- Света! Вот от меня в свое время уходила Наташа, Оля и даже одна Анжелика!
- Я бы тоже от тебя ушел - дрогнувшим голосом сказал Иванов и снова повесил трубку.
Он посмотрел на белый потолок, затянутый сигаретной дымкой и понял что надо идти. Например к своему старому знакомому, Федорову
Федоров был тоже инженер, как и любимая Иванова. От этого казалось, что уж он-то его поймет.
Collapse )